Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Сен 15, 2012 | 2 коммент.

Совесть как вирус

В продолжение маленького скандальчика с ДТП с участием игумена Тимофея ГИБДД официально сообщило, что приобщить к делу видеозапись с регистратора автомобиля, которым управлял гражданин Подобедов, не может. Запись уничтожена компьютерным вирусом.

 

Совесть как вирус

 

Полицейские – простые служаки, в хай-теке разбираются слабо. Списать пропажу записи на происки нечистой силы им не позволяет высшее юридическое образование, поэтому списали на вирус. Это, как известно, магия ещё похлеще. Сидит, предположим, пацан в Питере и грабит, не выходя из дому, банк в Сан-Франциско. Хакер. Напустит вирусов и кранты. Лишь бы до ядерной кнопки не дорвался.

Вот такое, видимо, у полицейских представление об электронных технологиях – то есть обыкновенный, средний в наше время образ мыслей пользователя социальных сетей. Зарегистрироваться и что-нибудь скачать в сети, дефрагментировать диск – а остальное, в общем-то, ненужная головная боль.

Публика новость про компьютерный вирус на видеорегистраторе восприняла спокойно – в силу вышеуказанных обстоятельств. Если американцы то и дело объявляют об очередном усовершенствовании летающих беспилотных самообучающихся роботов – дронов, то какая проблема приделать компьютер к какому-то вшивому регистратору?

Всё это верно, только вот регистраторы с компьютерами никому не нужны и их никто не делает.

Есть регистраторы с жидким дисплеем. Есть с дисплеем откидным и поворотным. Есть двухкамерные, есть в возможностью просмотра видео на КПК. Есть с навигатором и есть скрытые. С высоким разрешением и так себе. Их выпускают всякими, на любой вкус, но вот таких, чтоб было куда внедрить вирус, нету. И заразить регистратор нельзя так же, как нельзя заразить плёночный фотоаппарат.

Стало быть, стёр запись полицейский. Ему, может быть, намекнули, он долго думал, крякал, чесал в затылке, искал прецеденты, потом вспомнил, что говорили в юридической академии про Фёдора Никифоровича Плевако и решил, что да, уж если батюшка год за годом отпускает нам грехи тяжкие, то и мы ему его проступок простить как-нибудь можем и должны. Взял да и стёр запись.

А потом началась суета – где, мол, данные с видеорегистратора гражданина Подобедова Алексея Радиевича, известного, как иеромонах Тимофей, куда они мистическим образом пропали? И кто-нибудь махнул рукой и сказал – да ладно, какая уж теперь разница. Вирус какой-нибудь стёр, мало ли. И все обвели друг друга подозрительными взглядами, помолчали, да и согласились. И так слишком много шума вокруг этого эпизода, чтоб ещё самим начинать истерику в белоленточном стиле. И пропечатали чёрным по белому – вирус.

И это, наверное, прекрасно. Потому что ты, что ни заявляй в официальных бумагах, всё-таки сначала человек определённой духовной традиции и культуры, а потом уже госслужащий или, предположим, художник. Если совесть есть – то и выполнение устава будет тяжким кантовским императивом лежать на совести, и решение вот таких, как в случае с игуменом, дилемм в исключительных ситуациях. А если её нет – никакие уставы общественной гармонии не помогут.