Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Сен 10, 2012 | Нет комментариев

Дугин: Россия должна отстоять Асада

 Ситуацию в Сирии надо рассматривать в первую очередь в геополитическом контексте. Сирия, как Иран, Россия и Китай, представляет собой государство, которое стоит за многополярный уклад. Многополярный мир – это мир, в котором Америка, западный блок, не обладает единоличным правом решать все вопросы. Многополярный мир предполагает различные точки зрения по поводу того, кто прав, кто виноват и какие действия надо предпринимать в том или ином случае.

В отношении Сирии многополярный и однополярный миры вошли в прямое противостояние.

Америка считает, что необходима интервенция и всяческая поддержка, политическая и военная, коалиции радикальных, салафитских, фундаменталистких сил. Которые стоят на передовом рубеже во внутреннем конфликте в Сирии. Которые, конечно, поддерживаются извне, из Катара и Саудовской Аравии, а косвенно – из Соединённых Штатов и их вассалов в Западной Европе.

С другой стороны – позиция стран, которые выступают категорически против этой однополярной модели, за многополярный мир. Это Россия и Китай, которые заблокировали резолюцию по Сирии, и это Иран, который вовлечён в эти события, поскольку Иран является противником проамериканских радикальных фундаменталистских режимов в арабском мире. И наличие традиционных связей России с Сирией, и вовлечённость Ирана в поддержку нынешнего политического режима в Сирии – всё это противопоставляет однополярный мир многополярному.

Башар Асад, успешность или неуспешность его правления, наличие тех или иных групп, конфессиональных, этнических, клановых, в управлении Сирией – всё это постепенно отошло на второй план. Война в Сирии идёт  между сторонниками однополярного мира, между американцами и их сателлитами, их наймитами, и сторонниками многополярного мира, которые представлены сейчас Башаром Асадом и теми силами, которые его защищают.

Поэтому это война миров, это война за будущее. И успехи или провалы сирийской системы и современная политическая история Сирии совершенно ничего не значат по сравнению с этими глобальными вещами. Это как убийство в Сараево. Это триггер третьей мировой войны, это ментальное разделение на два лагеря. И, конечно, в этом отношении внутренний баланс сил второстепенен по отношению к позициям глобальных игроков, которые вовлечены в сирийский конфликт.

Если режим Асада падёт от рук наймитов, суннитских радикалов, поддерживаемых Западом, то следующей мишенью будет Иран, а потом Россия. Либо эта последовательность может немножко измениться и для разнообразия американцы могут начать с дестабилизации обстановки на Северном Кавказе. Но в любом случае Иран и Россия обречены на конфликт с США и странами запада. Прямой или косвенный. Америка любит косвенные конфликты, когда наносит удар по своему врагу чужими руками.

Теперь ситуация в Сирии, какова она на сегодняшний день. Я в Сирии был, я поддерживаю тесный контакт с этой страной, и я могу вам сказать, что, в отличие от Ливии, где тоже были представители нашего евразийского движения во время трагических событий, смерти Каддафи – накануне, во время и после. Я могу сказать, что ситуация радикально отличается. За существующее положение дел – не за Асада, за существующее положение дел – насмерть будет биться 60-70 процентов населения. То есть 60-70 процентов сирийцев не просто поддерживают Асада. Они поддерживают Сирию. Многие из них не поддерживают Асада. У многих есть серьёзные альтернативные модели и претензии к Асаду. Но они будут стоять до конца и будут биться до последней капли крови против этой салафитской проамериканской группировки повстанцев.

На самом деле там существует большая этническая и конфессиональная сложность. Ну, например, курдский фактор, который в начале конфликта пытались использовать американцы через иракский Курдистан, но который Асад сумел привлечь на свою сторону, изменив баланс сил.

Есть ещё целый ряд очень тонких и сложных моментов, которые наряду с этими семьюдесятью процентами населения, поддерживающими независимость Сирии и статус-кво, даже имея претензии к Асаду, включая ту политическую оппозицию, которая абсолютно не приемлет вооружённых действий, ведущих Сирию к развалу, к гражданской войне и к созданию экстремистких, терорристических, гиперфундаменталистких очагов.

Это такая мощь, которая без внешнего вторжения американского, без полного контроля с воздуха, без бомбёжек мирного населения силами НАТО просто сметена быть не может. Нет никаких способов выиграть этот конфликт, просто финансируя отщепенцев, наймитов и фундаменталистов.  Ни политическая поддержка западных журналистов, ни финансы и экономическая поддержка Катара, Саудовской Аравии и других радикальных режимов – ничто не может изменить ситуацию в Сирии.

Поэтому Асад, когда он говорит о своих успехах, он говорит о том, что есть. Когда Асад говорит о своих достижениях – он даёт реалистичную картину происходящего в Сирии. Действительно, атака внутренних врагов захлебнулась и без внешней поддержки достичь серьёзных результатов они не способны. Если этой внешней поддержки в виде прямого вторжения блока НАТО или контроля над воздухом, как минимум, не произойдёт, то через некоторое время, довольно долгий срок переходного периода, ситуация в Сирии стабилизируется.

Если мы будем рассматривать ту модель, которая есть на сегодня – эта модель предполагает решимость нескольких сторон. Решимость Запада сбросить Асада, решимость России и Китая не дать этого сделать и предоставить возможность решить эту ситуацию самому сирийскому обществу, и решимость Ирана быть вовлечённым в этот конфликт полностью. При балансе сил в современной Сирии это, по сути дела, даёт гарантию победы Асада и тех, кто стоит на его стороне. Потому что мощь России и Китая, если они не дрогнут, и готовность Ирана полностью включиться в конфликт – это основание для того, чтобы будущий конфликт превратился в полноценную третью мировую войну.

К третьей мировой войне США и Запад не готовы, на неё они не пойдут и, следовательно, перед риском третьей мировой войны они остановятся. А внутренних сил и даже всей мощи арабских салафитских режимов и салафитских кругов недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию.

Поэтому я думаю, что гарантом политических реформ, назревших, необходимых и важных для Сирии является победа над возможностью западного вторжения и победа над восставшими радикальными ультраэкстремистскими салафитскими кругами в Сирии. После того, как эта победа будет обеспечена и гарантирована, мы сможем говорить о начале серьёзных политических перемен в Сирии.

Если все участники будут продолжать делать то, что они делают сегодня, так же, как они продолжают делать это сегодня, без какого-то большого и резкого скачка, то при нынешнем положении дел инерциальное развитие сценария в Сирии гарантирует победу Асада.

Победа, о которой он заявил – это не только пропаганда. Это и пропаганда, конечно, и так необходимо делать, но для этого есть сегодня основания и, в принципе, это взгляд в будущее. Так будет и по-другому быть не может.

Если каким-то образом Запад, минуя и игнорируя позицию России и Китая, всё-таки осуществит вторжение в Сирию, Россия будет вынуждена принимать фундаментальное, историческое решение. Позволить этому произойти, как мы позволили в Ливии, а до этого – в Ираке и в Афганистане, либо сказать жёсткое «нет».

Это очень сложное «нет». Потому что одно дело просто возмущаться и ахать, а другое дело – поставить на карту наш вес на мировой арене. Это две совершенно разные позиции.

Понятно, что при Путине никто западного вторжения напрямую не поддержит, это не Медведев. И, соответственно, позиция России здесь предсказуема. Но как далеко может зайти Путин и как далеко может зайти Китай в отстаивании своей роли на международной арене? Сегодня многие решения приходится принимать перед лицом шантажа, угрозы ядерной войны.

Ситуация крайне жёсткая. Многие называют это новой «холодной войной». Это столкновение геополитических интересов, здесь задействованы «пятые колонны», и в России, и в Китае и даже в Иране, которые пытаются уменьшить решимость политических руководителей этих стран, ослабить консолидацию общества и, по сути дела, подтолкнуть эти страны к капитуляции и к сдаче своего суверенитета. Если Россия, Китай и Иран прогнутся в этой ситуации и допустят свержение Башара Асада, то следующие – они. Следующий акт десуверенизации просто автоматически из внешних и внутренних источников затронет эти страны. Иными словами, мы подпишем себе смертный приговор и тогда можем Навальному уже лучше сейчас власть передавать. Потому что западные марионетки, представители колониальной администрации, рано или поздно дорвутся тогда до власти во всех странах.